Киокушинкай

Киокушинкай

«Сильнейшее каратэ на планете» — именно так окрестили школу Кёкусин журналисты после I Абсолютного чемпионата мира, который прошел в 1975 г. по весьма жестким правилам, разрешающим нанесение ударов руками и ногами в полную силу (за исключением ударов руками по голове и ударов в особо уязвимые зоны тела). Жестокие поединки, предъявлявшие высочайшие требования к физической, функциональной и волевой подготовке спортсменов, буквально поразили мир. А документальный фильм, в деталях рассказавший об этом эпохальном событии в истории каратэ и подготовке к нему сильнейших бойцов из нескольких десятков стран мира, стал настоящим хитом, соперничавшим по популярности с лучшими художественными кинолентами того времени. Шокирующие нокауты, фантастические разбивания, поединок американского каратиста Уилли Уильямса с медведем, а главное — несгибаемый боевой дух участников чемпионата никого не оставили равнодушным.

Результат — колоссальная популярность Кёкусина во всем мире. Сегодня этим стилем каратэ-до занимаются около 12 миллионов человек в 140 странах. Ни одна другая школа каратэ не имеет такой популярности.

Исключительный интерес к школе Кёкусин во многом связан с личностью ее основателя — легендарного мастера Оямы Масутацу (1923—1994).

Его путь в боевых искусствах начался еще в детстве с изучения одного из китайских стилей «кулачного искусства». В юношеские годы Ояма познакомился с дзюдо. Позднее учился у ведущих мастеров крупнейших школ каратэ – Сётокан и Годзю-рю, овладевал школой айки дзюдзюцу Дайто-рю, которая явилась фундаментом современного айкидо. Огромный талант, воля, упорство и фанатическая преданность избранному пути позволили Ояме за считанные годы выдвинуться в число сильнейших молодых бойцов Японии.

После окончания Второй мировой войны Ояма, пережидая смутное время, поселился в буддийском храме на горе Минобэ, где усиленно тренировался, отдавая занятиям почти все свое время.

Этот период биографии мастера окружен неимоверным количеством легенд. Утверждают, что в 1947 г. он стал победителем первого послевоенного чемпионата Японии по каратэ, проходившего в Киото, в 1948 г. ушел в горы и полтора года провел в затворничестве на вершине Киёсуми, не общаясь с людьми, питаясь «подножным кормом», сражаясь с дикими зверями. Как бы то ни было, упорные тренировки этого периода позволили молодому мастеру достичь впечатляющих результатов в овладении каратэ.

В 1949 г. с целью популяризации каратэ Ояма стал организовывать демонстрационные схватки с быками. Утверждают, что он провел 52 боя с этими могучими животными, причем трех из них убил голыми руками. Некоторые из этих необычных «коррид» широко освещались в средствах массовой информации, а одна кинокомпания даже сняла об одном из поединков с быком документальный фильм, который демонстрировался в кинотеатрах и по телевидению. Благодаря этому, имя Оямы стало известно всей Японии, а вскоре и всему миру.

В 1952–53 гг. Ояма в составе группы профессиональных борцов совершил турне по США. Во время него выступал главным образом в шоу-поединках, но провел и несколько боев без правил с американскими боксерами и борцами и во всех одержал убедительные победы. Его успехи и впечатляющие демонстрации каратэ произвели настоящий фурор и дали мощнейший толчок победному шествию каратэ по континентам.

По возвращении на родину в 1954 г. Ояма открыл свой первый зал — легендарный «зал Оямы», «Ояма додзё». Он быстро превратился в Мекку бойцов со всей страны, которые стремились овладеть искусством реального боя и были недовольны ограничениями, имевшимися в других школах (в частности, запретом на реальный контакт при проведении свободных боев). Ученики Оямы этого периода составили когорту славы Кёкусин, став блестящими мастерами каратэ. Имена Куросаки Кэндзи, Накамуры Тадаси, Асихары Хидэюки, Соэно Ёсидзи, Фудзихиры Акио, Роямы Хацуо и других учеников и соратников основателя Кёкусин того времени давно стали легендами. Именно в их тренировках и поединках рождался новый стиль, который в 1964 г. получил официальное название «Кёкусин кайкан». В том же году была учреждена Международная организация каратэ-до Кёкусин кайкан (IKO) с центром в Токио.

Название «Кёкусин кайкан» записывается четырьмя иероглифами: 極真会館.

Иероглифы «кай» и «кан» образуют слово «кайкан», которое в современном японском языке имеет значение «здания, построенного с целью проведения в нем собраний, совещаний или обрядов». Однако в контексте названия «Кёкусин кайкан каратэ-до» слово «кайкан», с учетом значений образующих его иероглифов, можно расшифровать как «дом (кан – 館), в котором собираются члены общества (кай – 会), объединенного практикой каратэ-до Кёкусин».

Ключевым в названии «Кёкусин кайкан», конечно же, является полное глубокого символизма слово «Кёкусин», выражающее центральную идею школы Оямы Масутацу и поддающееся различным интерпретациям.

Если исходить из современных и наиболее употребительных значений иероглифов «кёку» и «син», название «Кёкусин» можно перевести как «абсолютная истина». Поэтому слово «Кёкусинкай» часто переводят как «Союз абсолютной истины».

Однако сам Ояма Масутацу в своей известной работе «Философия Кёкусин» раскрывает значение слова «кёкусин» через словосочетание «макото-о кивамэру», что означает «доискиваться правды» или «доходить до конца в постижении истины». Нет, Ояма не претендовал на знание «абсолютной истины», он лишь звал своих последователей к ее постижению!

Но это еще не всё. В самом названии «кёкусин» зашифровано прямое указание на то, как именно следует искать истину, что нужно для этого. Дело в том, что иероглиф «син» (кит. чжэнь – 真) выражает специфическое понятие китайской (и шире - дальневосточной) философии и культуры. В отличие от западной и индийской философии, где понятие «истина» имеет главным образом онтологический смысл, в китайском понятии «син» сильнее выражен смысл ценностно-нормативный. В древнейшем китайском словаре «Шо вэнь цзе цзы» «чжэнь» толкуется как «превращение человека, вознесшегося на небо». Впервые в философском контексте понятие «чжэнь» использовал даосский мудрец Чжуан-цзы (около 369 - 286 до н. э.) как обозначение подлинности бытия и предела искренности в человеке, необходимого для того, чтобы обрести утраченное единство с окружающим миром, постичь Путь-Дао, управляющий жизнью вселенной. Именно в этом значении иероглиф «чжэнь» используется во многих философских текстах дальневосточной традиции.

Иероглиф «кёку» (кит. цзи – 極) в китайской философской традиции соотносится с понятием «ри» (кит. ли – 理), которое обозначает абстрактный принцип или закон, а также предельный стандарт и высший идеаль¬ный прототип какой-либо вещи. У космоса тоже должен быть предельный стандарт, высший и всеохватывающий. Он охватывает всё множество ри вещей и является их высшей совокупностью. Он называется Тай-цзи – «Великий Предел».

Соответственно, «Кёкусин» – это, прежде всего, «предельная искренность», без которой невозможно постижение истины, подлинное познание боевого искусства, достижение вершин – пределов – мастерства.

Действительно, Ояма видел высшую цель каратэ-до в поиске абсолютной истины на пути воинского искусства, что превращало практику Кёкусинкай в своего рода религиозный ритуал, путь самопознания. Мастер решительно отстаивал духовные ценности будо каратэ — каратэ как Пути постижения и совершенствования себя посредством практики боевого искусства, — противопоставляя их корыстной мотивации профессионального спорта. Преобладающему в профессиональном спорте духу самоутверждения он противопоставлял характерный для будо дух самоотрицания.

Утверждая духовные ценности будо, Ояма сформулировал концепцию мирового движения Кёкусинкай, которое он видел союзом искателей абсолютной истины, объединяющим людей вне зависимости от цвета их кожи, национальной принадлежности, вероисповедания и политических убеждений.

С 1969 г., когда прошел I Открытый абсолютный чемпионат Японии по Кёкусинкай, началось спортивное развитие Кёкусина. А с 1975 г. отсчитывают свою историю чемпионаты мира, которые, по по¬добию Олимпийских игр, проводятся всего один раз в 4 года.

Для Оямы турниры по каратэ в их глубинном содержании были своего рода тестами на выживание и особым видом духовной воинской практики. Мастер понимал опасный поединок как воинский ритуал на грани жизни и смерти. Экстремальные условия боя с полным контактом предъявляли особые требования к подготовке участников состязаний. Но они же способствовали раскрытию резервных возможностей бойцов — физических, технических и духовных. Это были, в некотором смысле, инициатические испытания на Пути воина.

Благодаря незаурядной личности Оямы, усилиям его ближайших сподвижников, внесших колоссальный вклад в поддержание имиджа каратэ как сильнейшего боевого искусства в мире и масштабной рекламе, школа Кёкусинкай получила широчайшее распространение. Со временем Международная организация каратэ превратилась в сложнейший организм, управлять которым становилось все сложнее и сложнее. Тем более что в школе собралось множество амбициозных и способных лидеров, имевших зачастую разные взгляды на структуру IKO, принципы ее деятельности, пути развития каратэ. Первоначально возникавшие проблемы разрешались путем выхода из организации отдельных инструкторов, которые создавали собственные школы, и вплоть до 1991 г. единственной организацией в мире, культивировавшей Кёкусинкай каратэ, являлась созданная Оямой в 1964 г. Международная организация каратэ – IKO (японское название: Кокусай каратэ-до рэммэй Кёкусин кайкан).

Однако в 1991 г. Ояма Масутацу ввел в действие новый Устав IKO, который, в частности, предусматривал создание во всех странах мира японских представительств, напрямую подчиненных токийской генеральной штаб-квартире; национальные же федерации фактически не признавались. Не все члены IKO смогли согласиться с таким положением вещей, так как предложенная организационная структура противоречила законодательствам их стран. В результате в 1992 г. по инициативе ряда национальных организаций, не согласных с политикой штаб-квартиры, была создана Международная федерация каратэ (IFK) во главе с ближайшим учеником Оямы англичанином Стивом Арнейлом. В отличие от других организаций, созданных другими учениками Оямы, по разным причинам покинувшими IKO, эта новая организация отказалась культивировать какую-то новую школу каратэ и продолжила культивировать каратэ Кёкусин.

После кончины Оямы Масутацу в 1994 г. IKO распалась на несколько организаций (IKO-1, президент – Мацуи Сёкэй; Син Кёкусинкай, или IKO-2, президент – Мидори Кэндзи; Международная организация каратэ-до Кёкусин-кан, президент – Рояма Хацуо; Кёкусин рэнгокай, президент – Оиси Дайго; IKO-3, президент – Мацусима Ёсикадзу; IKO-4, или «группа Тэдзука», президент – Тэдзука Тору; Кёкусин каратэ Сэйбукай, президент – Нисида Юкио; Кёкусин будокай, президент – Йон Блюминг и др.). Процесс создания новых федераций и союзов продолжается и ныне.

Многие последователи каратэ-до Кёкусин остро переживают раскол школы, выступают за ее воссоединение на платформе благородных идей будо каратэ Оямы Масутацу, борются за очищение Кёкусина от привнесенных за годы раскола враждебности, зависти и жажды наживы. Огромную работу по сплочению здоровых сил проводит одна из самых молодых, но в то же время самых авторитетных организаций Кёкусин – Международная организация каратэ-до Кёкусин-кан